ВЫПУСК №15, лето 2015

СКАЧАТЬ PDF
29.06.15
СБПЧ: Астероид уже падал
сбпч 1 Перед краснодарским концертом «СБПЧ» 12 апреля мы встретились с Кириллом Ивановым и Ильей Барамией, которые многие годы заслуженно находятся в авангарде танцевальной русскоязычной музыки. Представляем вам выдержки из интервью: все реплики принадлежат Кириллу – как и в октябре 2013 года, Илья лишь улыбался и изредка вставлял свое слово. Мы много раз были в Краснодаре, были совершенно разные концерты. Всегда было классно. Это вообще самая крепкая связь, какая может быть. У нас в Краснодаре даже был концерт, на который пришло 20 человек, и все равно было здорово, до сих пор помню. По поводу краснодарских музыкантов – знаю Ishome, я фанат, мы переписываемся. Дружим с Владом Collage, он делал для нас инсталляцию, когда мы выступали в «Ангарте», но мы стояли спиной к сцене, не могли ее видеть. Илья еще дружит с Clapan. В наших последних шоу много визуального. Мы использовали специальную инсталляцию из световых фонарей. Всеми возможными силами – и музыкой, и видео – пытаемся добиться ощущения путешествия сквозь пространство и время, когда ты оказываешься в немного другой реальности. Если найдем еще какие-нибудь способы вводить людей в такое состояние – обязательно ими воспользуемся. Сейчас очень много музыки. Для 140 миллионов, наверное, маловато, но ощущения нехватки нет. И это с учетом того, что в России толком нет ни музыкальных журналов, ни другой связанной с музыкой инфраструктуры. Да, есть миллиард кассетных лейблов, все они делают классную странную музыку. Но, к сожалению, здесь скорее производство превышает потребность, но не наоборот. Согласен ли я с тем, что музыка сейчас копирует уже изобретенное давным-давно звучание? Нет, появляются новые стили – Jersey, Future Bass. Электроника, русская в частности, сейчас богата и на старое, и на новое. Ретромода уже сошла на нет – появилось много юных дерзких парней в пригородах и Москвы, и Лондона, которые, кстати, из-за интернета делают что-то похожее. Сложно судить о перепроизводстве, говоря об электронной музыке. Легко оказаться в позиции бабушки, которая говорит: «Это все не музыка, а тыц-тыц». Я вот, например, не слушаю прогрессив-транс и не могу ничего сказать о музыке многих клубов. А может и нет никакого перепроизводства, просто не бывает его в мире искусства. Я скорее постоянно ощущаю недостаток чего-то. Мне кажется, люди так устроены – как только что-то получают, хотят еще. сбпч В России нет музыкальной индустрии. На это есть много причин. Мы с этим ничего не можем поделать. Мы были бы не против того, чтобы нас взяли в радиоротацию. Появление в эфире неформатных композиций было бы позитивным явлением. Но для начала должна появиться индустрия. То, что в мире российской поп-музыки называется индустрией – скучно и неинтересно, как старая бабушкина икебана. Есть очень редкие примеры чего-то клевого. Что должно измениться – у меня нет ответа. Астероид вроде уже падал. Сейчас никто не хочет этим заниматься. Было радио «Катюша», но с тех пор никто не берется за неформатную музыку, собственная репутация дорога. Пиратские станции никто не ведет. Все очень коммерческое, предсказуемое. Скучно. Мне кажется, сказывается общий уровень свободы. Нет ощущения, понимания, что если кто-то делает иначе, то это может быть интересно. Когда мы начинали играть, было проще. Выступали на «Нашествии». «Наше радио» пыталось что-то изменить в своем формате, расшириться. Сейчас этого нет, все зацементированное. Все всё поняли, все превратилось в какое-то мумие из пыльного уголка. Сложно сказать, как на наше творчество влияет Санкт-Петербург. У нас есть песня «Ленинград», она о нашем родном городе. Она скорее даже не о Петербурге, а о надписи на Московском вокзале. Когда приезжаешь из Москвы, видишь – «Город-герой Ленинград». У Ильи любимые места в городе – океанариум на Марата, здание 12 коллегий, у меня – Канонерский остров и «Мишка-бар». Интернет стирает территориальные рамки. Конечно, есть какие-то мощные сообщества, которые связаны именно с местонахождением. В Петербурге, например, есть Vova PCP, друг Ильи. Они изобрели свой стиль музыки, называется somatic techno. Такого до них не было. Такой вот андерграунд из города Ораниенбаум – мало кто знаком с ним за пределами города. Иногда так сходится – в одном месте оказываются определенные люди. В музыке миллион таких примеров. Одно время и мы были частью большого коммьюнити – музыканты, которые собрались вокруг группы «Елочные игрушки». Было много совершенно разных групп, которые были объединены даже не общей идеей, скорее общим желанием чего-то нового, другого. В каждом поколении происходят своеобразные всплески. сбпч 2 Вокруг нас нет тусовки, есть друзья. Какой-то группировки вокруг нас в Петербурге нет даже близко. Сидим в студии, работаем над материалом. Почти не общаемся ни с кем, так вышло. Может из-за того, что нет в городе музыкантов, которых мы прямо обожали бы, с которыми хотели бы что-то делать вместе. Или с которыми еще не делали чего-то. Есть группа, которую мы очень любим, постоянно общаемся – группа «Лемондэй». Но нельзя сказать, что у нас какая-то тусовка. У нас много совместных планов с Надеждой Грицкевич, как на ее ближайшие альбомы, так и на наши. После того, как вышел ее дебютный альбом, многие заговорили о новой поп-музыке. Я не называл бы так творчество «Наади» – не желая обидеть ни поп-музыку, ни «Наадю». В ее музыке очень много элементов, которые поп-жанру не свойственны, она более погружающая, обволакивающая, в ней меньше легкости, прыгучести. Каждый год что-то как угодно называют, ну и ладно – чем больше вокруг музыки каких-то разговоров, размышлений, тем лучше. Нам нравится, когда под нас танцуют – в этом больше вовлеченности. Одно без другого редко бывает. Видели, конечно, людей, которые танцуют, заткнув уши, но это редкость. Со временем понимаешь, что во многих сферах человеческой жизни все, что связано с мозгом, не идет на пользу. И музыка – одна из таких сфер. Мы танцуем и слушаем. Текст Никиты Горбань. Фото Екатерины Небрат
29.06.15
Июль, 2015
    Бочка №15 представляет:
    • Scorpions;
    • IC3PEAK;
    • RasKar;
    • Леха Никонов;
    • Барто;
    • Убийцы;
    • Strike;
    • Самое Большое Простое Число;
    • Волна;
    • Мay Weekends;
    • Holls;
    • Ephe;
    • GrandMa;
    • Ясновидящая Мария Дешевая Сука;
    • Миханики;
    • Белки На Акации;
    • Shokran;
    • Mama Russia.
За репост - дополнительный час к летнему отпуску!
19.06.15
Позорный опиум
ак в 1 Вадим Самойлов выступил 17 июня в ДК ЖД с программой хитов «Агаты Кристи». Мы расскажем об этом объективно и беспристрастно – ровно настолько, насколько это возможно. Я шел на концерт с мыслью написать о нем плохо. Не знаю, получится ли. Все, как положено: ДК ЖД, большая сцена, партер чуть больше. Абсолютно ничего необычного в происходящем перед концертом. Лещенко, Николаев, Дэйв Грол и Ко – не важно, какой из заслуженных артистов РСФСР сегодня выйдет во фраке. Потом в зал повалили огромные мужики самойловского возраста, а в самом конце кто-то зажег самодельный плакат «Агата Кристи» из фонариков. Аплодисменты, «просим-просим». Все хиты, все дела. Свет выключился, и зал взревел, будто сорвался с цепи. Все на какое-то время превратились в вурдалаков и упырей. Правда, зачастую – в морщинистых или полных. Музыканты выходят на сцену, и первое, что я слышу из зала: «А что, Вадим тоже приехал?» Появление кучерявого Вадима озадачило и меня. Как он умудрился так быстро отрастить волосы, и какого черта у него в руках бас-гитара? К микрофону подходит вокалист, и я понимаю, что на сцене Глеб. Великолепно. Все конфликты улажены на курилке ДК, и они снова выступают вместе. Вы мне не верите, а доказательства говорят сами за себя. ак в Ошибочка. Вадим подстригся давно, но не пропадать же волосам – отдал всю копну басисту. Сложно сказать, что первая песня, которую они исполнили, супер-хит. «Эпилог» – не стандартный выбор для открывающей композиции, не так ли? Раскачиваться пришлось долго. Ситуация сложилась таким образом, что зал сходил с ума, а я аккуратненько постукивал в такт ногой. Мне было сложно воспринимать эти песни без участия Глеба. Да и будем откровенны: Глеб приехал со своим коллективом, с другой программой и вставил минимум песен «Агаты», чтобы подчеркнуть существенную разницу между «Агатой Кристи» и The Matrixx. А тут – все хиты. Публика The Matrixx была разношерстной, но в основном там был молодняк. На концерте Вадима – разнобой, мама не горюй. Больше всего порадовала юная фанатка лет десяти. Она все очень внимательно слушала и, судя по выражению лица, делала очень правильные выводы из того, что вылетало из рта Вадима. Были и более привычные зрители: тут тебе и нервный, гуляющий по залу парень в капюшоне, и танцующий мужик в белой рубашке, которая позже превратилась в топик. ак в 2 Еще немного сравнений, которые все прояснят. Глеб Самойлов – младший из братьев Самойловых. Вадим, соответственно, не младший. Концерт Глеба Самойлова и The Matrixx начался точно в указанное время и шел ровно 100 минут. Концерт Вадима начался на полчаса позже, как принято у звезд, и шел 110 минут: он как-никак старше. Задник на концерте Глеба: надпись The Matrixx. Задник у Вадима – огромный экран, на который выводилась съемка концерта (напомню, ДК ЖД не Олимпийский, необходимости в трансляции нет), плюс тексты песен в духе караоке. Если сопоставить эти средства саморепрезентации и слова Вадима, мол, «Агата Кристи» – хороший проект, но сейчас мы ушли в разные русла, то концерт можно назвать: «“Агата Кристи” – это Вадим». О поведении на сцене. Глеб: постоянный зрительный контакт с залом, вне зависимости от того, в каком он положении – стоит, сидит или лежит; минимум танцев. Вадим, казалось бы, старший из братьев, но прыгал по всей сцене, даже соло в три ноты играл как гитарист Dragonforce. Артист не мог устоять на месте, и превратил все это в безумный перформанс, к которому, как мне кажется, музыка не располагает. О поведении публики. На The Matrixx было тише. То ли людей меньше, то ли они были скованны. К счастью Вадима, на его концерте был адский отжиг. Большой радостью была как раз публика: приятно видеть, как в пляс идут люди с разницей в возрасте в десятки лет. Да что уж врать, эта сумасшедшая отдача повергла меня в шок, и к шестой песне я сам визжал и танцевал. На самом деле, об этом концерте можно бесконечно говорить плохо – о том, что тоска без конца и публику помог взять абордаж. Но все доводы лишь доводы, а концерт был хорош. «Позорная звезда» и «Опиум» – сильные альбомы, и если больше половины композиций для концерта оттуда, то это явная победа. Звучание драйвовое; в роковом образе «Агаты» заслуга Вадима больше, чем Глеба. Так или иначе, моряк-гетеросексуалист истерил под черной луной и серым небом в интересах революции и вечной любви. Да, вечер хитов! Раздавались, конечно, выкрики вроде: «Это песня Глеба», «Я слышал это у “Агаты Кристи”» или «Мальчик с камерой, не мешай смотреть», но они были редкостью. К черту Вадима, к черту Глеба. Я устал сравнивать этих грызущихся мерзавцев, которые не дают спокойно ходить на их концерты. На концерте The Matrixx я убедился, что «Опиум для никого» и «Ковер-вертолет» пел именно Глеб. Но через несколько недель я прихожу на концерт других исполнителей и понимаю, что эти песни пел Вадим. Кто должен в ближайшее время приехать, чтобы на их концерте можно было услышать эти замечательные композиции? Может, окажется, что это песни зазвучат у Limp Bizkit? От The Matrixx очень ждали «Как на войне» или «Сказочной тайги». Но эти песни выстрелили у Вадима. Услышать их вживую было приятно. Вадим, все это никак не должно тебя задеть. Я всего лишь ваш с Глебом не поделенный ребенок. Так же, как и ты всем нам со сцены, я желаю тебе здоровья, чтобы ты мог и дальше прыгать с гитарой и чаще приезжать к нам в гости. Хотел плохо написать, как думаешь, хорошо получилось? Текст и фото Юрия Сидоренко.
07.06.15
Jointstereo: Circles. EP
l;jqycnthtj Рабочим названием «Circles. EP» было «Break The Circles», и релиз планировался как полноформатный альбом, продолжающий идеи дебютной пластинки «Refract The Fears». Jointstereo отправились в студию ещё в 2013-м, однако в разгар записи коллектив покинула большая часть состава, и работа была заморожена. В 2014-м Артур Шахбазян (вокал) с Юрием Хартюновым (гитара) решили доработать ту часть материала, которая уже находилась в стадии записи, и выпустить результат в форме EP. Лейбл Another Side Records («дочка» Metal Scrap Records) издал миньон в цифровом виде по всему миру, а King Size Production поспособствовал появлению на свет ограниченного тиража номерных CD, их всего сто штук. Музыкально материал сохранил привычные элементы атмосферного рока, приобрёл больше прогрессивных черт и в то же время заметно приблизился к пост-металу, а вот характерных для первого альбома дэт-думовых пассажей стало меньше, что вкупе смягчило общее звучание. Лирика в целом продолжает тему борьбы с тёмными внутренними состояниями, заложенную полноформатником, но здесь образы во многом формируются взглядом через призму религиозно-философских взглядов и различных научных теорий, а тексты охватывают более широкие смыслы, выходящие за рамки только личных переживаний и рефлексии. Jointstereo уже начали писать новые песни. Концепция следующей работы ещё не до конца ясна, но меняться и эволюционировать музыка будет, скорее всего, примерно в том же направлении. Возвращаться на живую сцену коллектив пока не планирует, так как нет живого состава. Однако этим вопросом Jointstereo озабочены. Текст Оксаны Ауловой Фото Яны Асмоловой