LadyVinyL: джаз 40-х и что-нибудь из «Арии»

 s_mikr

LadyVinyL – вокальное джаз-трио очаровательных девушек с бархатистыми голосами, безупречным стилем и любовью к ретро-культуре. Появление Тамары Севериной, Инны Севериной и Дианы Тер-Ионесянц на сцене – это не только головокружительная атмосфера джаза 40-х и 50-х годов, но и действительно привлекательное зрелище, ведь девушки умело комбинируют в своей работе талант и профессионализм, любовь к своему делу и следование имиджу. Мы пообщались с LadyVinyL и узнали о том, как они работали на расстоянии, для кого поют и, конечно же, сколько зарабатывают.

Как вы познакомились? С чего начиналась работа в вашем трио-ансамбле?

Инна Северина: Тому я знаю всю жизнь, потому что она моя родная сестра.

Тамара Северина: Да, Инна – моя младшенькая. А с Дианой мы знакомы чуть меньше, около 14 лет. Мы вместе учились в музыкальном колледже, а потом в ВУЗе.

Диана Тер-Ионесянц: Потом вместе проходили курсы профессиональной подготовки в Ростовской консерватории.

Тамара Северина: Наша совместная работа в трио – это третья моя попытка собрать подобный коллектив. Первые две не увенчались успехом по разным причинам. Я даже не знаю, почему мне сразу не пришла в голову мысль позвать свою сестру, ведь наши голоса прекрасно сочетаются с детства. Сейчас я нарадоваться не могу, что Инна и Диана помогли мне претворить в жизнь эту ретро-затею.

Диана Тер-Ионесянц: Ой, у нас было столько казусов за время работы над трио. Тома неожиданно переехала в Брянск после года стараний, Инна ждала второго малыша. Когда мы обсуждали закрытие проекта, были слезы, досада. Никто этого не хотел, но все понимали, что по-другому никак.

Инна Северина: Тем не менее, пока Тома почти год жила в Брянске, нам удалось несколько раз выступить. Она брала билеты, мчалась в Краснодар, мы репетировали запоем и потом пели, счастливые от макушки до пяток. Потом родился мой второй сынишка, и тут уже нам пришлось взять тайм-аут.

Тамара Северина: Он, кстати, был на сцене на двух наших выступлениях, правда, маму видеть не мог, но зато чувствовал, как она пела и пританцовывала.

Инна Северина: Потом в какой-то момент, все так закрутилось, много еще всяких событий произошло. Честно говоря, мы думали, что больше трио LadyVinyL не суждено существовать. Но, как видите, мы вместе и с радостью продолжаем начатое.

Как давно вы занимаетесь музыкой?

Тамара Северина: Можно сказать, с рождения. Это актуально для нас троих. Все окончили музыкальную школу в детстве, потом обучались в среднем специальном заведении, потом в консерваториях.

Диана Тер-Ионесянц: Потом все преподавали. Мы с Томой и сейчас продолжаем обучать людей музыке, Инна пока в декретном отпуске.

Почему в то время, как молодежь больше интересуется альтернативой, вы выбираете джаз и старые хиты?

Тамара Северина: Наверное, потому что мы не так молоды, чтобы интересоваться альтернативой. Если серьезно, молодежь всегда находится в поисках нового, а люди постарше чаще более консервативны, они пытаются сохранить те или иные традиции. Благодаря этому существует баланс. Так что, как говорится, «все идет по плану».

Инна Северина: К тому же мы делаем это прежде всего для своего удовольствия. Эта музыка созвучна нашему настроению. Вкусы слушателей разные и не всегда они зависят от возраста. Есть среди молодежи и любители джаза, и фольклора, и метала, и даже такого, о чем мы не догадываемся.

Диана Тер-Ионесянц: Музыка, которую мы исполняем, трогательная и душевная. Важно, что она очень оптимистичная, депрессии сейчас и так достаточно. Для тех, кто предпочитает порефлексировать или выпустить накопившуюся агрессию, найдется что-то более подходящее, выбор широкий.

1LediVinil

Как рождался ваш образ? Как вы поддерживаете его сегодня? Помогают ли вам стилисты / визажисты?

Тамара Северина: Образ рождался из музыкального стиля. Мы старались не просто добиться характерного олдскульного звучания, но и внешнего соответствия ему. Мода на прически, макияж, одежду 40-х настолько женственна и очаровательна, что нам захотелось попробовать себя в этом винтажном амплуа.

Диана Тер-Ионесянц: С самого начала нам помогает человек, влюбленный в свое дело. Это фотограф и ретро-стилист Нинель Ганюшина. Она делает нам прически, подсказывает сочетания деталей в нарядах. У нее есть авторский проект – пинап-клуб El Ninel

Инна Северина: И все наши самые стильные фотосесии – ее рук дело.

Тамара Северина: Благодаря Нинель состоялись наши первые выступления в Sgt. Pepper’s Bar. Она очень любит то, чем занимается: изучает историю моды, проводит мастер-классы по винтажным прическам и нарядам, чего она только не делает, всего не перечислить. Можно сказать, что Нинель – один из главных рупоров ретро-эстетики на юге России, и сотрудничество с ней для нас очень ценно.

Участвуете ли еще в каких-то проектах?

Диана Тер-Ионесянц: Я пою в рок-группе Alter-cor. Там раскрывается совсем другая сторона моей творческой личности.

Тамара Северина: Я сотрудничала с несколькими коллективами в Краснодаре и Брянске. Но сейчас больше сосредоточилась на нашем трио.

Кто ответственен за инструментал и аранжировки, если вас всего трое?

Диана Тер-Ионесянц: Вокальные аранжировки у нас делает Тома. Либо снимает с уже существующей, то есть переводит из звуков в нотную запись, чтобы мы могли ее разучить. Либо берет за основу мелодию той песни, которая пришлась нам троим по вкусу, и добавляет к ней еще два голоса.

Тамара Северина: Это трудоемкий процесс, сравнимый, наверное, с аудированием и расшифровкой текста в изучении иностранного языка, только здесь говорящих сразу трое. Но мне нравится этим заниматься: и мозг в тонусе, и слух. А когда мы в итоге разучиваем и исполняем песню, то радость и удовлетворения просто переполняют.

Инна Северина: Кстати, Диана тоже начала потихоньку включаться в этот процесс, уже сделала одну вокальную аранжировку и приступила к следующей.

Тамара Северина: И это очень здорово, потому что иногда мне хочется сделать больше новых песен, но физически не хватает времени. Теперь, думаю, дело пойдет быстрее. В качестве инструментала мы пока используем минусовки, но в планах сотрудничество с живым музыкальным составом.

Диана Тер-Ионесянц: Под аккомпанемент контрабаса нам уже довелось попеть, и это было классно.

Вы выступаете с известными хитами 40-х и 50-х годов, нет ли у вас чувства, что вы не создаете ничего нового в музыке, просто перепевая песни?

Тамара Северина: Оркестр, исполняющий симфонии Бетховена, или пианист, играющий ноктюрны Шопена, тоже ничего нового не создают. Но их задача в другом. Пусть новое создают гении, а мы оживляем хорошие и добрые песни.

Диана Тер-Ионесянц: Есть и такое понятие, как интерпретация. Каждый исполнитель понимает произведение по-своему и вносит в него какие-то новые краски, оттенки.

Инна Северина: Мне иногда наше творчество напоминает эдакую историческую реконструкцию. Поешь и словно переносишься в то время. Это ведь здорово!

2017_01_01_FULLHD_42

Что вам нравится больше всего в вашем творчестве? С чем возникает больше всего трудностей?

Диана Тер-Ионесянц: Нравится, когда сливаются голоса в одно целое. Хочется петь и петь. Иногда после репетиций мы никак не можем разойтись по домам. Одна начинает петь, другая подхватывает, третья уже почти зашла в лифт и вдруг нажимает на кнопку «стоп», чтобы присоединиться.

Инна Северина: Процесс перевоплощения приносит много радости. Одна только красная помада способна на многое, про пышные юбки и прелестные завитки на прическах я уже не говорю. Находясь в декрете, такие вещи начинаешь особенно ценить, думаю, молодые мамы поймут, что я имею в виду. Что касается трудностей: бывает обидно, когда некачественная или неотстроенная аппаратура превращает все труды в бесполезные. Нам очень важно сохранять баланс в звучании голосов, иначе эффект «три в одном» пропадает, а это наш главный козырь.

Как вас принимает публика?

Тамара Северина: Публика, как правило, воспринимает наш выход как минимум с интересом. Даже у тех, кто далек от джаза, остается приятное впечатление, по крайне мере, такой вывод можно сделать по улыбкам на лицах людей.

Диана Тер-Ионесянц: Зрители часто танцуют, потому что, когда мы поем буги-вуги или твист, удержаться от танца практически невозможно.

Тамара Северина: Немаловажно и признание среди профессионалов. Мы были невероятно воодушевлены, когда получили Гран-При международного конкурса «Феерия талантов». Еще большее воодушевление мы ощутили, когда в социальных сетях нас случайно увидел Владимир Петрович Пресняков и написал очень приятные слова в наш адрес. Похвала от такого большого музыканта, Заслуженного артиста России и деятеля искусств дорогого стоит.

Диана Тер-Ионесянц: Мы лишний раз убедились, что идем по верному пути и нам надо и дальше работать, расти, развиваться.

Вам удается зарабатывать на своем деле? Расскажите, как вы себя продвигаете?

Тамара Северина: Откровенно говоря, тратим мы на свой коллектив гораздо больше, чем зарабатываем, ведь изначально это воспринималось нами как хобби. Костюмы (их сейчас 4 смены), прически, аксессуары, аудио и видео, фотосессии – все недешево.

Инна Северина: Но мы столько любви и сил вкладываем в трио, что хочется, чтобы о нас знали и приглашали почаще.

Диана Тер-Ионесянц: Верно, мы уже созрели для этого. Поэтому стали потихоньку заниматься продвижением. Все стандартно: сайт, группа VK, Instagram.

Вы выступаете только на мероприятиях или у вас случаются концерты?

Тамара Северина: На данный момент мы выступаем в основном на мероприятиях.

Диана Тер-Ионесянц: Концерты случаются не так часто, но мы намерены расширить репертуар и выйти на большую сцену.

Какая музыка вам самим нравится?

Тамара Северина: Самая разная. Главное, чтобы в ней было сочетание искренности и профессионализма.

Инна Северина: Согласна. Я люблю классический рок, с удовольствием слушаю Scorpions, Deep Purple, Queen, нравится Ozzy Osborn. Иногда по настроению хочется послушать Носкова, попеть в два голоса с сестрой под гитару что-нибудь из «Арии» или наиграть некоторые баллады группы Metallica. И, конечно, нравится джаз, блюз, рок-н-ролл. Классическая музыка, само собой.

Диана Тер-Ионесянц: Да, мне тоже нравится все вышеперечисленное. При этом я люблю качественную зарубежную и отечественную эстрадную музыку, с удовольствием ее слушаю и пою. Но так получается, что чаще всего это песни, проверенные временем, из кинофильмов, мюзиклов, например. Также неравнодушна к фольклору разных стран.

Тамара Северина: А я очень люблю джаз. Это такой многогранный стиль, он столько успел вобрать за время существования. Меня очень трогает оркестровая джазовая музыка, люблю свинг. Наслаждаюсь пением Эллы Фитцджеральд. Ее голос, манера исполнения что-то очень глубокое задевают внутри. Нравится би-боп, фанк. Это сравнимо с какой-то эйфорией. Слушаю фьюжн, кул-джаз, иногда даже фри-джаз, когда хочется музыки «для головы». И, конечно, классику (особенно Баха), зарубежный рок, кантри, рокабилли.

Диана Тер-Ионесянц: Как видите, в список не входит разве что блатняк, который у нас по ошибке принято называть шансоном.

Планируете ли вы создавать свою собственную музыку?

Диана Тер-Ионесянц: Не так давно Тома написала для нашего трио авторскую песню «Hey, Lady». К ней уже готова инструментальная аранжировка, и мы активно работаем над этой песней.

Тамара Северина: Так и есть. Песенка незамысловатая, но очень позитивная. Надеемся вскоре записать ее на студии, а после в планах съемка видеоклипа.

Хотели бы вы жить в 40–50-х годах и выступать вместе с музыкантами, песни которых вы поете сегодня?

Тамара Северина: Конечно! Это было бы волшебно.

Инна Северина: Правда, для той эпохи наш проект был бы попсовым.

Текст: Дарья Харченко
Фото из архива трио

comments powered by HyperComments

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *