Running Backs о мат-роке и фальшивых фанатах

ranin

Если краснодарская сцена перестала удивлять разнообразием жанров и техник, то группа Running Backs готовы бросить вызов. Валерий Балаян (ударные), Александр Волков (гитара / вокал) и Юрий Сафронов (бас) – это группа молодых нигилистов, играющих в мат-рок и твинкл. Музыканты не собираются выделяться или собирать толпы фанатов, единственное, что им действительно по душе, – это сложная и интересная музыка. «Бочка» посетила одну из репетиций группы и вживую оценила рвущийся во все стороны света инструментал, мощный голос и трогательные тексты, а сами Running Backs рассказали подробней о своем творчестве.


Как вы появились?

Валерий: Ударила моча в голову, переслушали Little Elephant – это канал, где выступают группы со звуком, подобным нашему. Мы посмотрели и решили играть, к тому же такое мало кто играет в Краснодаре, да и в России. Не «Нирвану» же переигрывать?!
Давно вы занимаетесь музыкой?
Александр: С 16-ти.
Валерий: Где-то так же.

У вас ничем не примечательное с первого взгляда название, расскажите про него. Что связывает вас с американским футболом?

Александр: Мне нравится американский футбол!
Валерий: Тут можно вспомнить американский футбол, как игру, или же, как группу American Football – отцов подобного жанра, очень мощные. Поэтому, придумывая название, я предложил Саше сделать отсылку к ним.

Мне кажется, ни одно название не имеет отношение к музыке, которую какая-либо группа играет.

Валерий: Tenacious D вообще устроили голосование на одном из своих концертов и выбрали название, ничего общего не имеющего с их музыкой.

Вы выбрали довольно неожиданный жанр для нашей сцены, твинкл и мат-рок – это желание выделиться или есть другие причины?

Валерий: Естественно, чтоб телки давали, зачем еще играть музыку?! Этот жанр необычный и его интересно играть.
Александр: Я, например, год зрел, чтобы играть мат-рок.

На какую публику вы рассчитываете?

Валерий: На любую, кто будет слушать такое. Кто такое слушает? 16-ти летние девочки… Когда начинаешь играть музыку, думая, какая публика будет тебя слушать, получается фигня. Тут в другом вопрос: зачем музыканту начинать играть музыку? Чтобы слушали или чтобы по кайфу было? Музыка в России нафиг никому не нужна, поэтому мы играем для себя.
Александр: Я сразу сказал, что мы будем в андерграунде с нашим жанром.

ans8hnxfoqi

Ваша музыка звучит очень профессионально, расскажите, занимались ли вы музыкальной деятельностью ранее?

Валерий: Я играл в куче всякого разного музыкального говна. Пост-панк, например. Наиболее запомнилась мне наша совместная с Сашей группа The Department. Мы играли пост-панк, но все закончилось, потому что мы были никому не нужны.
Юрий: Да просто на концерты не звали.
Валерий: Не знаю, по мне, это скучная музыка.
Александр: The Department – это падающая звезда, очень ярко горит, но быстро падает.

Расскажите о ваших песнях. О чем вы поете? Как рождаются идеи песен в коллективе?

Александр: Я пою о пережитом. Это очень интимная тема. Рождаются песни просто: вспомнилась какая-то история – написал текст.

В ваших записях чувствуется звучание 90-х. Так задумано или это потому, что вы записывались не на студии?

Александр: Конечно задумано!
Валерий: Тут много факторов. Оборудование не самое топовое, поэтому, скорее всего, чистая случайность. Специально мы ничего не делали. Если бы была возможность записаться на крутой студии, мы записались бы на крутой студии.
Александр: На студиях специально делают плохой звук.

С какими трудностями вы столкнулись при записи?
Александр: Метроном!
Валерий: Да какие сложности? Просто сидишь пару часов за компом. Ну да, переписывали мы один кусок раз десять, ну, а так, ничего особенного.
Откуда знание звукорежиссуры?

Александр: Я прочитал книжку «Звукорежиссура для чайников», старую, советскую еще. Все на интуиции основано. Я пишу песни с 16-ти лет, отсюда опыт.

На какую сцену вы мечтаете попасть?

Валерий: В идеале на Little Elephant. Я хотел бы, чтобы получился такой большой гаражник. Если серьезно, то, наверное, по всем местным клубам отыграем. Су-27 – обязательно, очень хороший клуб.
Александр: «Олимпийский» еще!
Как вы оцениваете свое творчество на фоне современной краснодарской музыки?
Валерий: Я всем говорю, что в Краснодаре есть только три группы: «Зверство», «Красен глаз» и «Анальные дети».

Если говорить о нас, то мы откровенно лучше многих.

Поддерживаете ли вы творчество других молодых групп?

Валерий: Нет. Нас поддерживает только мама. Говоря о том, поддерживаем ли мы кого-то, тоже нет, потому что все, что играют сегодня в Краснодаре, очень скучно, это полная фигня. Я слушал почти всех, кто играл на том же Rock Startup, и ничего. Сегодня есть огромное количество пабликов, вроде E:\music\, где можно найти большое разнообразие жанров, а чуваки все равно играют каверы на «Нирвану», как будто ничего за столько лет, что я сам играю, не изменилось, словно музыка не шагнула вперед. Конечно, есть отдельные изумруды в этом… но их очень мало. Greenwich вроде неплохие, «Ветер вдоль берега», а так в Краснодаре очень скучно. Да, я не спорю, музыка может быть качественной, но все же скучной.
С кем вы хотели бы выступить на одной сцене?
Александр: Похожих на нас в Краснодаре нет, разве что панки. Если говорить глобально, то мне очень нравится группа Surfing Birds.
Валерий: «Электроребята», «Имя твоей бывшей», «Въеби ему Данателло». Это все реальные группы.
Какую музыку вы сами предпочитаете?
Валерий: Очень люблю группу Tool, разную математику слушаю, Don Caballero, например. Sonic Youth.
Александр: Я очень много лет слушал Placebo, пока они не скатились. Группа моего детства.
Валерий: Мы еще, кстати, очень любим грайндкор. Это наше все.

Представьте, что вы лежите на смертном одре, под какую песню вы хотели бы умереть?

Валерий: Александр Маточкин – Под небом голубым. Серьезно. Маточкин – это мой герой, он живет в деревне, играет фолк на гармошке, очень душевный. Под его музыку я просыпаюсь с дикого похмелья, могу и умереть под нее.
Юрий: Нирвана – Breed! Но я не помню, почему.
Александр: Spasm – Miss Piss Junior.

Чем вы сейчас занимаетесь?

Валерий: Репетируем. Ничего не планируем, никуда не поедем.
Александр: Было бы неплохо записать альбом.
Юрий: Наверное, еще пару треков кинем в группу. Если будут слушать, то тогда будем думать, пока загадывать нет смысла.

Есть ли у вас верные фанаты?

Валерий: Творчество бывает разное. Сегодня все стало очень скучным, потому что у людей гораздо больше возможностей. Раньше все было подпольно, тусовки, записи, пластинки. Люди реально прыгали выше головы, чтобы играть музыку. Сегодня же очень просто купить инструмент, достать диск, посмотреть видео-урок или записать песню. Я могу купить гитару за 5 тысяч, посмотреть видео на YouTube, научиться играть «Smells Like Teen Spirit» – все, я музыкант. Это же полная лажа. Поэтому я считаю, что музыкальной тусовки в Краснодаре нет. Да, нам приятны фидбеки от слушателей, но это не фанаты.
Александр: Я вообще не верю в такое понятие, как «фанат». Фанат – это человек, который полностью поддерживает группу, приходит на все концерты и дышит творчеством. Все остальные – слушатели. Так вот, у нас есть один фанат.

Текст Дарьи Харченко
Фото из архива группы 

comments powered by HyperComments

Комментарии:

Одна мысль о “Running Backs о мат-роке и фальшивых фанатах

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *